Подлунный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Подлунный мир » Америка » Очень непредсказуемые последствия падения с лошади


Очень непредсказуемые последствия падения с лошади

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название эпизода: Очень непредсказуемые последствия падения с лошади
Участники: Carlisle Cullen, Victoria Frenier
Место действия: Луизиана, поместье Френьер
Дата и время: 8 сентября 1790 года, после заката
Краткое содержание: Катаясь на лошади, Виктория Френьер неудачно упала и повредила лодыжку. Поскольку за практикующим врачом ехать было поздно и далеко, то Френьеры решили обратиться к Карлайлу Каллену, который хоть и слывёт странным нелюдимом, но худого от него никто не видел.

0

2

Честно говоря, Карлайл очень удивился, когда вскоре после пробуждения от дневного сна в дверь к нему постучался слуга семейства Френьер. Впрочем, посланец без лишних слов объяснил, в чём дело: мадемуазель Виктории требовалась врачебная помощь. Разумеется, Карлайл пообещал приложить все усилия, чтобы помочь молодой барышне.
Наскоро собравшись и прочитав краткую молитву перед распятием, что висело на стене в его комнате и было для Каллена не только символом его веры, но и защитником от суеверных людей, которые иначе могли бы запросто посчитать его нечистью, Карлайл отправился к Френьерам.
Там его сразу же препроводили в комнату к мадемуазель Виктории.
Едва оказавшись наедине с Викторией, Карлайл не только внимательно вгляделся в её лицо, но и обратился ко всем своим обострённым чувствам вампира, чтобы понять состояние пациентки. Дыхание у барышни было несколько резким, видимо, ей было больно. Сердце билось чаще обычного, очевидно, она была взволнована.
Однако вести себя Карлайл собирался как обычный врач, ничем не выдавая своего отличия от людей.
- Доброго вам вечера, мадемуазель Френьер, - поклонился он хозяйке этого жилища. - Мне сообщили, что вам требуется помощь. На что жалуетесь?

0

3

Этот день не задался с самого начала.  Во-первых, первую половину дня лил дождь и дул сильный промозглый ветер.  Во-вторых, брат был сегодня сильно встревожен чем-то (честно говоря, я даже не вникала в то, чем именно), и срывался на нас всё уро.  И, чтобы хоть на какое-то время не видеть семейного скандала и тем более не участвовать в нём, я дождалась, когда дождь, наконец, закончится и отправилась покататься на лошади по территории поместья.  Не знаю, что послужило тому причиной, но Афина (так звали мою лошадь), вдруг, встала на дыбы, отказываясь подчиняться каким бы то ни было командам.  В итоге, после недолгой "борьбы", она просто сбросила меня с себя.  Упав, я больно ударилась спиной, чудом успеть нагнуть вперёд голову, чтобы не рассечь затылок.  Когда я поднялась, то вскрикнула, поняв, что не могу встать на левую ногу, которая быстро начала наливаться отёком.

                                                                                           ***

    Весь день и вечер я пролежала в постели в ожидании доктора.  Нога болела так сильно, что я даже не притронулась к еде.  Обеспокоенный брат послал за единственным, соглашающимся приезжать по вечерам, доктором.  Когда врач вошёл ко мне в комнату, я лежала на постели в длинной белой ночной рубашке из тонкого ситца, волосы у меня были распущены и слегка растрёпаны.  А он хорош собой, -  невольно отметила я про себя, садясь в кровати.
- Я, кажется, растянула ногу, -  сказала я после того, как ответила н приветствия и, откинув одеяло, продемонстрировала мужчине опухшую лодыжку, -  перелома вроде бы нет, но я с трудом могу встать на ногу, из-за чего мне пришлось весь день провести в постели.
Я улыбнулась, как бы извиняясь за излишние пояснения, в которых, в принципе, не было необходимости.

+1

4

А она смелая, отметил про себя Каллен. Ведь многие юные девушки, а порой и замужние дамы, видели во враче прежде всего мужчину, с которым они были вынуждены остаться наедине - а потому по привычке начинали смущаться так, что понять что-либо из их лепета было непросто. Некоторые даже при угрозе жизни не решались показать врачу своё тело, панически цепляясь за так называемую женскую честь - и заканчивалось это, разумеется, плачевно. Были, правда, и другие пациентки - те, которые в отсутствие мужа начинали строить глазки симпатичному врачу, вместо того чтобы рассказывать о своих симптомах.
Но мадемуазель Виктория сразу же заговорила о деле, и это понравилось Карлайлу.
- Мне придётся ощупать вашу лодыжку, мадемуазель, чтобы верно определить недуг и назначить лечение, - мягко произнёс он. - Вы не возражаете?

0

5

- Конечно нет, -  слегка изумилась Виктория.
Её очень удивил вопрос молодого человека:  как бы он собирался ставить ей диагноз и, тем более, лечить, не коснувшись предмета обсуждения.  Когда доктор коснулся ноги Вики, она ойкнула и отдёрнула её, но не от боли.
- Ваши руки холодны как лёд, -  удивлённо и вместе с тем потрясённо выговорила девушка, но потом вновь положила ногу на прежнее место, -  прошу простить мне мою несдержанность.  Продолжайте.
Никогда в жизни Вики не приходилось встречать столь холодных рук.  А ведь руки врача всегда должны быть тёплыми, -  подумала она, наблюдая как тонкие длинные пальцы бережно касаются места опухоли, -  такая бледная кожа.  Она как будто светится в лунном свете.  Не только лёгкий испуг, но и сильнейшее любопытство овладели мадемуазель Френьер.

+1

6

- Мне это многие говорят, - с лёгкой грустью улыбнулся Карлайл. - Увы, даже познания в медицине не всегда могут защитить от проблем с кровообращением. И всё же я тешу себя надеждой, что лёд обычно несколько холоднее.
Собственно, лжи здесь не было: какое там нормальное кровообращение у существа, которому постоянно требуется чужая кровь для поддержания жизни! А "холодны как лёд" - такое распространённое выражение, что люди часто даже не задумываются над его буквальным значением. Да, человеку прикосновение вампира может показаться ледяным, потому что он привык ожидать от похожего на себя существа такого же тепла, каким обладает его человеческое тело. На самом же деле руки у вампира не холоднее воздуха в комнате или любого из окружающих предметов. Впрочем, скоро неприятные ощущения от его прикосновений у мадемуазель Виктории должны пройти: при растяжении как раз полезны прохладные компрессы.
Карлайл чувствовал под своими ладонями не только кожу девушки, но и каждую мышцу, каждый кровеносный сосуд - возможность, которой лишены обычные врачи. Чувствовал он и боль мадемуазель Виктории - что было не слишком приятно само по себе, но в то же время позволяло касаться её ноги более аккуратно, чем это смог бы сделать человек.
К счастью, растяжение было не настолько сильным, чтобы быть опасным.
- Вы сможете осторожно вставать уже к завтрашнему вечеру, - объявил наконец Карлайл. - Только старайтесь не переносить основной вес на больную ногу - придерживайтесь за стул, за спинку кровати, можете опереться рукой о комод... А через три дня уже будете ходить как обычно.
Подняв глаза, он обнаружил, что девушка не сводит с него глаз. Сердце её забилось чаще, выдавая лёгкий испуг.
- Вас беспокоит что-то ещё, мадемуазель Виктория? - спросил Карлайл.

+1

7

Холод рук мужчины начал успокаивать и Вики немного расслабилась.  Что-то с ним не так.  Он так красив, но его кожа... и глаза...  Никогда не видела таких глаз.  Девушка сама не заметила, как подалась вперёд.  Глаза у врача были магнитическими.  Они притягивали, но в них таилось что-то опасное.  Мадемуазель Френьер не понимала, что именно, но продолжала смотреть на мужчину не отрываясь.  Она даже не сразу поняла вопрос, но потом всё же ответила:
- Нет-нет, ничего не беспокоит.  Просто вы... что вы сделали?  Нога болит меньше.
Отчего-то Френьер не хотелось отпускать Карлайла.  Хотелось поговорить с ним.  Вики даже не знала о чём.
- Может, попросить слугу принести вам чая?  Вы согреетесь.

+1

8

- Обычный массаж, мадемуазель, - отвечал Карлайл. - Бывает очень полезен, если знаешь, как и когда его следует применять.
А вот следующий вопрос мадемуазель Виктории несколько озадачил Карлайла. Последний раз он пил чай в 1640 году - разумеется, с молоком, как это принято в его родной Англии. О молоке теперь в любом случае придётся забыть навсегда, а вот может ли вампиру повредить чай?
Чай состоит из воды и тех веществ, что содержатся в чайных листьях, а воду тело вампира усваивать способно. Будь иначе, вампиры просто не смогли бы пить кровь, в которой также содержится вода. Но чайные листья? Как их настой может на него подействовать - оставалось только гадать, и лучше не рисковать.
- Благодарю за предложение, мадемуазель, - ответил наконец Карлайл, - но я опасаюсь стеснить ваших домочадцев, ведь уже поздно. Кстати, у вас не найдётся листа бумаги и чернил? Мне нужно будет составить для вас список мазей, которые помогают при растяжении.

0

9

- О, нет-нет! -  поспешно проговорила молодая Френьер, замахав руками, -  Вы никого не стесните.  Слуги на то и слуги, чтобы выполнять указания, а мои домочадцы даже не сподобятся спросить, сколько вы здесь пробыли.
Даже если он надругается надо мной или похитит, брату будет это безразлично, -  обиженно подумала Виктория.  Нет-нет, старший брат без сомнения любил её также, как и остальных сестёр, но сейчас на плантациях начались забастовки, да и другие трудности водопадом обрушились на него, плюс ко всему, он был единственным мужчиной в семье.  Так что нервному, уставшему и измотанному Френьеру вряд ли покажется странным, если врач посидит у девушки чуть дольше, чем следует (он же не знает, сколько времени должен длиться осмотр).  А Вики откровенно скучала.  Она желала пообщаться хоть с кем-нибудь, кто не относился к её семье, от которой сама временами уставала.
- Чернила и бумага в столе, рядом с вами, -  улыбнулась брюнетка, -  сейчас я дам их вам.
Спустив ноги с кровати, Вики встала и сделала шаг в сторону стола, но, забыв о предостережении Карлайла, тут же вскрикнула и полетела на пол и, если бы не мужчина, непременно упала бы.
- Так как насчёт чая? -  засмеялась Френьер, -  Чернильница и перья в ящике стола.  Там же и бумага.  Возьмите сами.
Её волосы чуть щекотали холодные щёки мужчины, а тело невольно прижималось к его, но это не было флиртом, просто такая поза получилась у неё при падении.

+1

10

Карлайлу показалось, что он ослышался. Так ему предлагают выпить чаю прямо здесь, в комнате незамужней девушки, наедине с ней, причём девушка даже не полностью одета, поскольку лежит в постели! Он-то думал, что речь идёт о чаепитии в гостиной...
Он собрался было объяснить, что вовсе не собирается ставить под угрозу честь семьи Френьер, да и свою собственную ему хотелось бы сберечь, но мадемуазель и слова не дала вставить. Вот верно говорят, что привычка - вторая натура! Забыв, видимо, за разговором о его предостережениях, мадемуазель Виктория поднялась на ноги, шагнула в сторону стола, естественно, наступила на больную ногу и... непременно растянулась бы на полу, если бы не упала прямо на Карлайла, прижавшись к нему всем телом.
Осторожно взяв на руки мадемуазель Викторию, Карлайл бережно перенёс её на кровать.
- Вам нужно беречь себя, мадемуазель Френьер, - мягко сказал он. - Чернильницу и перья я достану, благодарю вас... А вот чай обычно пьют всё-таки в гостиных, а не в спальнях.

0

11

Должно быть, когда человек долгое время лишён каких бы то ни было положительных эмоций и всё время живёт в напряжении, то его мозг, автоматически, выдаёт невероятное, то, чего на деле никогда не может быть.  Например то, что почудилось сейчас мадемуазель Френьер:  пока Карлайл нёс её на кровать, она, волей-неволей, была прижата к его груди так, что ухо девушки находилось у самого его сердца.  Оно не бьётся! -  вдруг сообразила Виктория и вздрогнула, -  Да нет же!  Такого не может быть.  У всех живых людей должно биться сердце.  Брюнетка снова приложила ухо к груди мужчины.  Разум твердил одно, но слышала, а, вернее, не слышала Виктория совсем другое.
    Оказавшись на кровати, молодая Френьер долго не могла отойти от шока.  Такого не может быть!  Теперь неестественная бледность, странный взгляд и холодность рук доктора виделись Викторией в ином свете.  В детстве родители пугали сестёр легендами о бессмертных, которые пьют человеческую кровь и боятся солнечного света.  Легендами о вампирах!  Все сёстры хихикали и разбегались тогда по своим комнатам.  Вики не была исключением, хотя истории про гипнотически опасных существах из "другого" мира нравились ей больше остальных.  Девушка сама не знала, почему сейчас вспомнила эти истории.  Потому что я скоро сойду с ума в такой напряжённой обстановке, которая царит в нашей семье, -  ответила она сама себе.  Мужчине же она сказала немного возмущённо:
- Как же я дойду до гостиной, если не могу встать на ногу?  Не понесёте же вы меня на руках.  И потом... -  Френьер слегка замялась, -  вы, вероятно, неверно меня поняли:  чаепитие в спальне не несёт под собой никакого подтекста.
Карлайл был очень красивым мужчиной, но Виктория была слишком хорошо воспитана, чтобы позволять себе флирт в день знакомства.

+1

12

Карлайл внезапно понял, что готов уступить. Ему стало жаль эту девушку, которую болезнь на три дня заперла в её собственной спальне, для которой единственным развлечением в эти дни могут стать разве что книги...
- Я нисколько не сомневаюсь в вашей добродетели, мадемуазель Виктория, - ответил он. - И, пожалуй, я соглашусь на ваше предложение. Вот только я не особенно люблю чай, предпочитаю обычную подогретую воду. И думаю, что стоит пригласить сюда кого-нибудь из доверенных слуг, чтобы нам не оставаться с глазу на глаз. Какую-нибудь служанку в годах, которая живёт в поместье многие годы и успела завоевать расположение вашего семейства...
Пожалуй, давно он не позволял себе таких близких отношений с людьми. Наверное, с тех как сам перестал быть человеком. Но, вероятно, рано или поздно наступает мгновение, когда устаёшь прятаться. Зачем же дана вечная жизнь, если каждый её миг проводить в страхе разоблачения?

0

13

Наверное сам господь послал Виктории этого доктора.  И не потому вовсе, что он был прекрасным лекарем (нога всё же продолжала болеть, хотя и не так сильно, как раньше), а потому что Вики, наконец, встретился человек незаурядный, которого хотелось разгадать как сложную шараду.  Френьер не была гениальна и не могла назвать себя знатоком, щёлкающем людей как орешки, но так сложилось, что в жизни ей попадались люди либо совсем пустые, с которыми не о чем было поговорить, либо "книжные черви", которые сами не хотели ни с кем говорить и не видели ничего, кроме своих книг.  Карлайл как раз оказался той "золотой серединой", с которой можно свободно говорить и интеллект которой превосходит средне статистический.  Плюс было в нём что-то такое, что всё время вызывало опасение и любопытство одновременно.
- Простую воду? -  в изумлении приподняла бровь Френьер, -  Может быть, хотя бы с рафинадом?
Взяв с тумбочки небольшой серебряный колокольчик, который оставили ей для того, чтобы она могла позвать служанку в случае необходимости, Виктория трижды позвонила в него.  Меньше, чем через две минуты в комнату вошла седеющая женщина в возрасте с миловидным, чуть полноватым лицом.
- Вы звали меня, мадемуазель? -  почтительно склонив голову, спросила она.
- Да, Амелия.  Принеси одну чашку крепкого чая, рафинад и одну чашу подогретой воды.
- Это всё?
- Да-да, пока всё, спасибо.
Амелия скрылась за дверью, а Вики взяла с тумбочки изящную заколку, чтобы сколоть волосы на затылке.
- А вы...? -  начала было что-то спрашивать девушка, но острый кончик заколки впился ей в палец, -  Ай!
Отложив коварное украшение, Френьер посмотрела на свой палец.  По коже цвета слоновой кости текла тонкая алая струйка.  Боясь, как бы кровь не попала на белую ночную рубашку или постель, девушка оставила её неподвижной, а второй принялась шарить в ящике в поисках салфетки.

+1

14

Рафинад? Да, похоже, мадемуазель решила втайне провести в собственной спальне ряд экспериментов над вампиром, чтобы тот узнал о себе побольше новых фактов, о которых пока и сам не имеет представления...
Наскоро вспомнив все известные ему свойства сахара, крови и вампиров, Карлайл предположил, что сахар также вряд ли окажет губительное воздействие на его жизнедеятельность: во всяком случае, он пока не слышал ни об одном вампире, который отравился сахаром, потому что выпил по ошибке кровь диабетика... Однако многое может зависеть от дозы.
Мадемуазель Виктория тем временем уже позвала пожилую служанку, которую, как выяснилось, звали Амелией, попросила принести чай, рафинад и подогретую воду, а сама принялась приводить себя в порядок.
Запах крови Карлайл почувствовал в тот же миг, как услышал вскрик девушки, и сразу же понял, что у мадемуазель Виктории задет какой-то сосуд - обычная царапина не могла дать такого кровотечения. Не дожидаясь, пока девушка отыщет в ящике салфетку, Каллен поспешно извлёк из своей сумки бинт.
- Нужно перевязать вам руку, мадемуазель, - сказал он, осторожно беря руку девушки в свою. - Не беспокойтесь, я всё сделаю.
И что только за халтурщики, называющие себя мастерами, делают заколки, которыми дама запросто может проколоть себе руку! К сожалению, в нынешний век мода стала цениться гораздо выше удобства, а порой и выше здоровья. И это ещё не Париж, где дамы, желающие выглядеть привлекательными, вынуждены носить на головах башни или корабли с пассажирами в виде блох...
- Сильно болит? - спросил он, накладывая бинт.

+1

15

- Дёргает и пульсирует,-  призналась Виктория и извиняющейся улыбкой попробовала сгладить ситуацию.
Она не хотела врать, изворачиваться или набивать себе цену.  Зачем?  Ведь перед ней врач а не кандидат в кавалеры.  Когда мужчина перевязал брюнетке руку, та поблагодарила его и присела к столу.  Амелия в этот момент принесла чай и воду.
- Побудь с нами, -  попросила её молодая Френьер, как и сказал Карлаил.
Когда он сделал глоток воды с сахаром, а Виктория глоток чая, она спросила:
- Вы согрелись?  Ой... смотрите...
На руку мужчины капнула кровь Виктории, когда он перевязывал её рану.  Красное на почти белом.  Картина завораживала, но Вики отвела взгляд, чтобы не пялиться на руку врача так явно.  Я опять не как все,-  толи с гордостью, толи со смятением подумала брюнетка, -  все мои сёстры и остальные девушки моего возраста боятся крови и падают в обморок, а я смотрю на неё совершенно спокойно?  Сейчас это обстоятельство почему-то напугало Френьер.

+1

16

Не успел Карлайл придумать, что ответить на вопрос девушки, как та заметила что-то на его руке.
Проследив за взглядом мадемуазель Виктории, Карлайл посмотрел на свою руку - там осталась капля крови. Как он мог не заметить её раньше, хотя бы по запаху? Видимо, это потому, что так же пахнут грязные бинты в мусорной корзине...
"Чаепитие с кровью, - промелькнуло в голове. - До такого экзотического времяпрепровождения, пожалуй, и Вольтури бы не додумались. Хотя кто их знает".
Поспешно прижав к руке марлю, чтобы та как следует впитала кровь, Карлайл перевёл взгляд на девушку:
- Простите, прошу вас, - сказал он смущённо. - Это непростительная небрежность с моей стороны - как для врача, так и для джентльмена. У вас найдётся где вымыть руки?
Кстати, потом надо будет навестить мадемуазель Виктория снова. Когда руку начинает дёргать от простого укола - это настораживает. Уж не попала ли туда зараза?
Испугавшись этой мысли, почему-то не пришедшей ему в голову ранее, он отставил чашку с подогретой водой и поспешно взял пострадавшую руку девушки в свою - возможно, слишком поспешно. И, возможно, задержал на ней взгляд на несколько мгновений дольше, чем позволяли правила хорошего тона...

Отредактировано Carlisle Cullen (2017-08-16 23:15:34)

+1

17

- Рукомойник внизу, -  любезно проговорила Френьер на вопрос доктора.
Он был учтив и галантен.  Наверное, для одной из её сестёр он был бы прекрасной партией, если бы их брат того пожелал.  А, может быть, и для самой Вики, но она упорно отказывалась от идеи замужества.  Во всяком случае, оттягивала этот момент на столь длительное время, на сколько это было возможно.
- О, Амелия, мне очень неловко гонять вас туда-сюда, но, не могли бы вы принести сливки?
- Конечно, мадемуазель.  Сию минуту.
Женщина поднялась и, тепло улыбнувшись Вики, выскользнула за дверь.  Виктория была её любимицей.  Сколько Френьер себя помнила, Амелия всегда относилась к ней с материнским теплом и проявляла о ней искреннюю заботу.
    Когда за женщиной закрылась дверь, брюнетка перевела взгляд на Карлайла.  И, вдруг, глаза девушки округлились:  глаза доктора сверкнули жёлтым!  Лишь на миг, ко Виктория явственно увидела это.  Да нет же!  Показалось.  Но, что же он так пристально смотрит на мою рану?  На кровь... 
- Вы так смотрите на кровь, словно вы... ай!
Длинные пальцы доктора, вдруг, перехватили изящное запястье девушки и рывком притянули руку к себе.  У неё заколотилось сердце.  Сейчас страх проявлялся ярче, нежели любопытство, потому Виктория стала вырываться.  Когда ей это удалось (а, скорее всего, Карлайл сам отпустил её руку), она отодвинулась подальше, переводя дыхание.
- Месье,что с вами? -  испуганно спросила молодая Френьер, во все глаза глядя в лицо мужчине.
Но это сверкание...  Этот жёлтый цвет...  Было ли это, или это померещилось мне?

0


Вы здесь » Подлунный мир » Америка » Очень непредсказуемые последствия падения с лошади


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC