Подлунный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Подлунный мир » Эпизоды с древних времён по XIX век » Нежданно-негаданно


Нежданно-негаданно

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название эпизода: Нежданно-негаданно
Участники: Louis de Pointe du Lac, Anikil
Место действия: Париж
Дата и время: 1 декабря 1869 года
Краткое содержание: Путешествуя по Европе в поисках других вампиров, Луи и Клодия добираются до Парижа. И вот однажды зимней ночью, когда Клодия предпочла остаться в уютном номере отеля, Луи наконец встречает на парижских улицах одного их тех, кого искал...

0

2

Ночь выдалась яркой и лунной, хотя и морозной. Зря всё-таки Клодия предпочла провести её за книгами.
Так думал Луи, шагая по свежевыпавшему снегу. Он мог бы двигаться бесшумно - но очень уж приятно было слышать, как под ногами поскрипывает освещённый масляными фонарями снег.
Во время таких прогулок Луи почти забывал о том, что он вампир, почти чувствовал себя обычным человеком, путешественником, что приехал осмотреть достопримечательности Парижа. Может, он и был почти обычным человеком - благодаря Карлайлу, который когда-то спас его от превращения в чудовище?
Во всяком случае, редким прохожим не было нужды бояться встречи с загадочным господином, чья кожа отливала странной бледностью, а глаза, казалось, отражали лунный свет, будто у кошки. Когда-то Луи отказался следовать путём Лестата, предпочтя ему путь Карлайла - и до сих пор оставался верным своему решению, избегая охотиться на людей.
Однако обоняние его не подводило, и запах человеческой крови он узнал бы всегда. А потому, когда в переулке ему навстречу вышел господин, от которого человеческой кровью не пахло совсем, сомнений у Луи не оставалось: перед ним был вампир. Выходит, он всё же нашёл то, что искал?

0

3

Хруст. Хруст. Хруст. Это хрустит снег под моими ногами. Это так мило и здорово. Я улыбаюсь. В Египте нет снега. Да и родители сейчас спят. И не знаю, когда проснутся. Да я особо не чувствую, что скучаю по ним. Они особо и не занимались мной. А, плевать! Я уже привык быть один. И если раньше, когда был ребёнком, это одиночество давило на меня, то сейчас в одиночестве мне легче и проще. В одиночестве я чувствую себя более свободным. Я путешествую куда хочу и когда хочу. И вот сейчас я в Париже. Ах, Париж, Париж! Город-сказка, город-мечта. Я снова тут. Правда, в прошлые разы я неплохо повеселился. Со смертными. Ах, как давно сие было! Даже для меня. Но ощущения остались весьма приятными. Да и короток век людей. Они забыли то, что я тогда устроил. И вот поэтому я снова тут. Этот город ждал меня. Но как же он изменился за эти столетия! Но эти изменения лишь красили данный город. Здесь можно найти вдохновение. Я же писатель, как никак. Ой, чего только я за свою бессмертную жизнь не попробовал. И до сих пор ищу себя. Но не только поиски вдохновения меня в эту ночь вывели на улицы города на который спустилась тьма. Так же я вышел поохотиться. Вампир я, или кто? А так же я уже несколько дней наблюдал за парой  вампиров: молодым мужчиной и девочкой. Их, насколько я выяснил, звали Луи и Клодия. И если за охотой вампирской девочки я пару раз наблюдал, то Луи охотился, вот странное создание, на животных. Интересно, а встречали ли они других себе подобных? А вот это мы сейчас и проверим.
- Какая прекрасная ночь. Не так ли, Луи? И неужели решился оставить свою дочь в одиночестве? - с улыбкой на губах и усмешкой в голосе поинтересовался я.
Но и не это было главное. Я бы, наверное, не решился бы пробовать кровь животных. Это же такая гадость. Гадость и мерзость! Фу! И неужели кому-то может нравится такой способ питания? А Луи? Я был наслышан, что он ищет подобных себе. Ну не считая вампира, которой и обратил данный экземпляр. Я полуулыбаюсь-полуусмехаюсь, склонив в бок голову, рассматривая столь занимательного вампира, как этот.

+1

4

Когда-то кто-то из людей сказал: "Будьте осторожны в своих желаниях - они могут исполниться". Фраза эта стала пословицей, и сейчас Луи как никогда осознал её правильность. Они с Клодией пытались найти других вампиров - и вот он одного из них нашёл. Однако этот встреченный им вампир, видимо, нашёл их ещё раньше, раз уж ему было известно его имя, раз он знал о Клодии, знал, что сейчас Клодия одна.
Он постарался внимательно рассмотреть чужого вампира. Выглядит довольно привлекательно, кожа смуглее, чем у них с Клодией, смуглее, чем у Лестата или Карлайла. Видимо, уроженец юга.
- Кто вы? - Луи постарался ничем не выдать своей тревоги. - Откуда знаете моё имя?
О Клодии сейчас лучше не говорить. Не время. Мало ли что у этого незнакомца на уме. Тем более, что в его речах Луи уловил намёк на какую-то опасность.

0

5

Я мягко рассмеялся. Мягко и тихо. Но достаточно громко, чтобы мой смех услышал другой вампир, коим и был мой собеседник. Смех мой был  коротким. Я улыбнулся легко и беззаботно. Видимо, этот Луи стал вампиром не так уж и давно. И все его эмоции я сейчас читал, как открытую книгу. Настороженность и напряжённость. Не доверяет мне. Ну и правильно. Я бы тоже не открыл душу, или что там у нас, вампиров, незнакомцу, тем более сородичу. Не нападает. Тоже, в принципе разумно. Как знать, сколько соратников у незнакомца притаилось, и не известно, насколько он силён.
- Ах, Луи, Луи, - снова рассмеялся я, сложив ладони друг с другом, и прикасаясь указательными пальцами к своим губам. - Я простой одинокий странник, нигде не задерживаюсь надолго. Тебе не стоит меня опасаться. Мне нет дела ни до тебя, ни до Клодии. Если бы я хотел вас убить, сделал бы это несколько дней назад, когда вы более уязвимы. Но вы мне интересны. Признаюсь, я ни разу не встречал ребёнка-вампира и вампира, настолько ненавидящего свою суть, что опустился до поедания животных. Не буду делать секрета, что вы привлекли моё внимание и я не отказал себе в возможности понаблюдать за столь редкими экземплярами. Вы живые мне гораздо интересней целыми и ходящими, нежели прах.
Скрывать свои намерения? Зачем? Потом и не вспомнишь, что ты и кому говорил. Поэтому я предпочитаю говорить правду. Стараюсь не пересекаться с моим братцем, считаю себя странником-одиночкой и больше меня ничего не заботит, кроме меня самого. А это и впрямь весьма занятные экземпляры. Вегетарианец и бессмертное дитя - поистине потрясающая и уникальная парочка. Жаль уничтожать столь редкий вид. Я не стеснялся говорить всё, что думаю. Лишь рабы вынуждены лгать, а свободные люди всегда говорят правду. Рабом я себя точно никогда не считал.
- Ну и что нашему любителю животных по вкусу - крысы, кошки, собаки или кто-то ещё? - коротко рассмеялся вновь я, ведь вся эта ситуация в известном смысле  меня крайне забавляла.
Вот потому я и позволял себе беззаботно смеяться во мраке ночи.

+1

6

В словах чужого вампира чувствовалась логика. Похоже, что он и вправду не замышляет ничего враждебного.
- Предпочитаю свиней, - ответил Луи на вопрос о своих вкусах. - У них кровь самая питательная - не считая человеческой, конечно. Иногда могу разнообразить свой рацион быком или овцой. Крыс когда-то пробовал, но убедился, что зря. Однако я не считаю себя опустившимся: разве вы, сударь, сами никогда не ели домашнюю скотину? Даже до обращения? Что же касается моей дочери, то её много лет назад сделал вампиром мой тогдашний спутник, чтобы спасти ей жизнь. К сожалению, при этом тело Клодии перестало взрослеть, застыв, как и у всех нас, в том возрасте, когда свершилось обращение. Но это всё же лучше, чем быть трупом.
На всякий случай Луи всё же продолжал сжимать рукоятку прогулочной трости.
- Могу ли я узнать ваше имя, сударь, раз уж вы знаете моё?

0

7

- Кто чем питается - это личное дело каждого вампира. Я не собираюсь осуждать вас с Клодией, Луи, - рассмеялся я тихо, примирительно ставя руки ладонями вперёд. - Кто я - не так уж и важно. Вопрос в другом - кто ты. Нет, не спеши отвечать. Я прожил ни одно столетие, но так и не смог ответить себе чётко и ясно на этот вопрос. Как и не смог ответить себе точно на вопрос - для чего я живу. И живу ли.
Что-то меня потянуло в философию. К чему бы это. И я приблизился к Луи на расстояние одного шага, глядя ему в глаза. Мои губы улыбались, но не глаза. Я склонил голову в бок.
- А в чём видите смысл своего бессмертного существования вы, мой молодой сородич? Кто-то живёт, беря от своей новой жизни всё, что только можно, а кто-то просто существует, без цели, без мечты, - всё так же улыбаясь лишь губами спросил я, развернув ладони к небу.
Интересно, что же ты ответишь, Луи де Поинт дю Лак? Говорят, что сначала вампиры перенимают мировоззрение тех, кто их обратит, а уже потом формируют своё. По-моему, тот ещё бред. Меня обратила моя матушка, но она точно не делилась своим видением на этот мир. То, что я имею сейчас, это всё моё, без остатка.
- Всегда ли твоё видение было твоим? Или ты разделял его в начале пути с тем, кто тебя обратил? Я лично смотрю на этот мир своими глазами. Моя создательница лишь обратила меня и всё - у неё всегда были её дела. Дальше, после обращения, я познавал всё сам. С тобой, Луи, было так же, как со мной? Или твой создатель всё же тобой занимался? Я это спрашиваю, потому что это мне интересно. Ты не похож на то большинство, которое мне приходилось встречать за время моего путешествия в поисках познания. И, не скрою, меня это в тебе и привлекает. Я мало кому показываюсь, но тут - очень интересный случай. А Клодия? Мне рнаньше не приходилось встречать вампиров, обращённых в столь юном возрасте. И я спрашиваю - остановилась ли она в развитии или прожитые годы дают опыт и мудрость, что приходит по мере взросления? А что касается моего имени, то оно вам, Луи, уверяю, ничего не скажет. Но если вы хотите обращаться ко мне по имени, зовите - Ани. Это сокращение от моего имени.

+1

8

Голос чужого вампира звучал ровно и размеренно, в нём не было ни капли враждебности - однако Луи казалось, что он беседует со зловещим тёмным ангелом. Его собеседник настолько превосходил все представления Луи об отпущенном живому существу сроке жизни, о самом времени, так точно читал у него в душе - хотя, возможно, сам об этом и не догадывался - что Луи рядом с ним чувствовал себя простым смертным, с которым говорит посланец иного мира.
"Для чего я живу, и живу ли" - как это было созвучно собственным мыслям Луи! Цель в его существовании была: благо Клодии. Но мечта? Мечтал ли он хоть о чём-нибудь? Или все его желания и помыслы сосредоточились в дочери?
- Да, мой создатель мной занимался, - наконец выговорил Луи. - Но перенял я от него немного. На самых первых порах он учил меня выживать - но таким, каков я сейчас, меня сделал не создатель, а другой вампир. Мой учитель. Наверное, в каком-то смысле он тоже был моим создателем - благодаря ему я стал тем, кто я есть. Что до видения мира, то с моим создателем у меня в этом смысле всегда было очень мало общего, а вот с учителем - куда больше.
Остановилась ли Клодия в развитии после обращения? Нет, она давно уже не ребёнок. Наверное, в их отношениях Клодия была лидером: она задумала эти поиски других вампиров, это путешествие в Европу, а Луи лишь следовал за ней. И всё же кое-что в Клодии оставалось и от ребёнка: если ей что-то мешало, она обрушивала на помеху свой гнев со всей детской непосредственностью. Впрочем, ведь и некоторым взрослым, которых никто ни в кого не обращал, свойственна импульсивность...
- Клодия взрослая, - ответил Луи вслух. - Детским осталось только её тело. Так что, если случится встретиться, не пытайтесь подарить ей куклу - она этого не оценит. А вот наряды и украшения она обожает, и балы тоже.
Ани? От какого же имени может быть это сокращение? Луи ничего не приходило на ум.

0

9

- Как интересно, когда создатель и учитель - это разные создания. Как правило, те, кто создаёт, либо не учит, и приходится познавать всё самому, либо создателя ощущаешь, как родителя, - с отстранённой улыбкой на холодных губах произнёс я, а сам подумал: - "И только в моём случае меня родили дважды: на свет, как человек, и рождение вампиром. Моя мать - мой родитель, и мой создатель. Как странно". - И редко, когда создатель и создание расходятся в середине пути, ибо середина - это есть уже начатое обучение: тут либо начало, либо конец.
Я говорил тихо и спокойно. А затем замолчал. И подошёл на один неуловимый шаг к Луи, юному вампиру, обращённому так недавно. Моей улыбкой были лишь уголки губ, поднятые наверх. Я заложил свои руки за спину. И заглянул в его глаза.
- Ах мой бедный, потерянный Луи. Луи, Луи, Луи. Я вижу, ты потерян во тьме, вампир снаружи, человек - внутри. Это отражается в твоих глазах, и выражается в поступках. Ты ненавидишь свою суть, то, кем ты стал. Но мне пока неизвестна твоя история. Расскажи о том, как ты стал одним из нас? Желал ли дар? Было ли это насильно? Или в то время тобой давлело безразличие? Да, я встречал представителей всех трёх вариантов. Но все они не так сильно ненавидели себя-неживыми, как вы, месье де Понт дю Лак. А ведь отвергать себя - это опасно. Так и до самосожжения недалеко, - мои губы улыбались, глаза же были серьёзны.
Мне захотелось отчего-то помочь этому потерянному вампиру. К чему бы это? Наверное, скука. Давненько я не встречал столь уникальные экземпляры. Все те, кого я встречал, рано или поздно принимали себя, хотя, что греха таить, были и бунтующие дети, кто шёл наперекор всему. Но в глазах Луи я видел некую обречённость.
- Клодия, вампир-ребёнок, ведь все женщины - те же девочки. Просто игрушки с возрастом меняют. Кто её учитель, а кто создатель? И мне интересна история и её обращения. Да, я и сам ребёнок в глубине души. Меня можно назвать собирателем уникальных историй мира, закрытого для тех, чьё сердце всё ещё бьётся. Клодия для тебя - кто она для тебя? Сестра, дочь или кто-то, кто мог бы стать твоей спутницей, будь её тело, как у взрослой женщины? Не спеши с ответом. Время есть.

+1

10

Голос древнего вампира обволакивал, словно погружая во тьму. "Потерян... ненавидишь свою суть... отвергать себя... самосожжение". Рука у Луи сама собой потянулась к груди, словно он пытался закрыться ей от этих жутких слов, будто щитом.
Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы древний не высказал предположения, которое, разрушив гипнотическое воздействие его голоса, заставило Луи от души рассмеяться.
- Клодия - моя возлюбленная? Вот тут, боюсь, вы ошибаетесь. Клодия - моя дочь, она навсегда останется для меня дочерью, и её тело здесь ни при чём.
Отсмеявшись, он продолжил уже серьёзнее:
- Что касается моей сути, то её я не ненавижу и не отвергаю. Понимаю, что вы имели в виду вампиризм - но ведь он принесён в меня извне, так как же он может быть моей сутью? Моя суть - это тот человек, которым я родился, моя человеческая душа, и эту человеческую душу я всячески берегу. Так что вам нет смысла обо мне беспокоиться, мысли о самосожжении меня не посещают.

0

11

- Значит дочь? А это уже тоже интересно. Я знавал в своё время тех, кто из родительский отношений со временем становились любовниками. И я рад, что вызывал у вас смех, и именно такой, весёлый и беспечный. Значит, внутри вы, мой юный друг, Луи де Понт дю Лак, ещё живы. Жива в вас частичка человека, - улыбнулся я лишь кончиками губ. - Пусть она станет для вас путеводной нитью в мир, от которого вы оказались оторваны, любского мира. Берегите её, не спешите становиться тем, кто ходит и смеётся, но давно уже мёртв, кто потерял себя в этой тьме, слившись с нею. Но и не стоит свой вампиризм принимать как чужеродное. Это тоже частичка тебя, мой юный друг. Сделай её щитом для себя-человека. А твоя человеческая частичка поможет не слиться с той тьмой, с которой едины многие из нас.
Этот смех стал показателем для меня, что пока что не смотря на то, что я наслышан был о нём, Луи пока жив внутри, а значит у него есть, чему радоваться в этой жизни.
- Но придёт время для сна. Каждый из нас устаёт, засыпая на десятилетия, века. Это не тот сон на несколько часов, пока светит солнце. А тот, в котором тьма - есть нечто спасительное, как ночь после долгого и трудного дня. Через это проходит каждый. Наступит день, и ты поймёшь, что устал. И заснёшь. Такое же будет время и для твоей дочери, Клодии. А насчёт твоего создателя - либо он уже в нём, либо и его час в ближайшее время наступит. Я сам через такое проходил. Смысл жизнь - Клодия. А что ты будешь делать, если её не станет - она уйдёт, или её уничтожат? Задумывался ли ты, кто кому нужнее - она тебе, или ты ей? И что вы есть друг без друга? Расскажи мне, что ты чувствовал в те первые дня, когда рядом с тобой не было того, кто создал тебя, кто был старше тебя? Было ли твоё естество направлено на себя лично, или же всё на ту же Клодию? И что бы ты делал, не будь Клодии с тобой? Ты остался бы один, того, кто тебя обратил - нету. Что бы ты испытал? Радость? Сомнения? Тревогу? Или что-то ещё? - всё ещё улыбаясь лишь одними губами, спросил я, чтобы понять, ведомый ли Луи, ведущий, или нечто среднее.
У меня лично было видение того, что Луи всё же из ведомых, кто не способен сам принимать серьёзные решения.

Отредактировано Anikil (2019-02-01 17:04:08)

+1

12

Луи не удивился, узнав, что родительские отношения нередко перерастают у вампиров в любовные. В конце концов, так порой бывает и между людьми, если опекун и воспитанница не родные по крови. А уж романов написано на эту тему - не сосчитать. Взять хотя бы Монте-Кристо и Гайде...
Незнакомец со странным именем Ани продолжал говорить, Луи - слушать. Хотелось о многом спросить, но голос собеседника заставлял внимать, не прерывая. И только одно заставило Луи вновь вернуться к реальности: вопрос о том, смог бы он жить без Клодии. Почудился в этом вопросе какой-то скрытый намёк, будто собеседник предупреждал об опасности.
Приблизившись к собеседнику вплотную, Луи спросил так тихо, чтобы не услышал никто посторонний, будь он хоть вампиром:
- Вы хотите сказать, что Клодии угрожает опасность? Что вам об этом известно?

0

13

- Луи, Луи! - протянул я тянуче, лишь улыбнувшись при это так, чтобы моя усмешка была похожа именно на улыбку. - Ты так зависим от Клодии, что сразу теряешь холодность ума и трезвость рассудка. Сейчас эта вампирша - твоя слабость, через которую тебя шантажом можно заставить сделать всё, что нужно другим. Так нельзя Луи, так нельзя.
Я покачал лишь головой.
- Я лишь поинтересовался, что ты сам - без Клодии, этого вечного ребёнка, личность или её тень, а ты сразу встрепенулся, надумал себе опасность для неё. Может так произойти, что её похитят. И чтобы вернуть свое "дитя", ты сделаешь то, что скажут тебе её похитители. Если попросят, даже убьёшь, на кого укажут. Сделай Клодию своей силой. Ведь враги есть у всех, даже у меня. Не сомневаюсь, есть они и у тебя, и у твоей Клодии, которой, к слову, если и грозит какая опасность, то мне об этом ничего не известно. Так что успокойся, и подумай над тем, что я тебе сказал. Впрочем, это не я нянька для вечной маленькой девочки.
Я и сам говорил тихо, чтобы меня слышал только Луи. Таких, как он, я пока не встречал. Это был человек в теле вампира, с его слабыми сторонами, привязанностью, и прочим. Я не видел в нём вампира. Пусть он и говорит мне, что не отвергает, но это - обман, в котором, возможно, он даже сам себе не признаётся.
- Представь, что тебе предложили снова стать человеком. Согласился ли ты на это предложение или отказался? Спрашиваю, поскольку, не скрою, мне это интересно. Как знать, может не сейчас, но в будущем, кто-то изобретет такой способ. Только вот вопрос в другом: готов ли отказаться от подобного предложения или всё же будешь готов принять его. Если окажешься, не станет ли Клодия одной из причин для отказа? Или окажешься, потому что вампир - твоя вторая суть?
Я лишь беззлобно усмехался, с иронией глядя на Луи, прямо ему в глаза. Отстранять его от себя я не стал. А он забавный, этот Луи. Эдакая вампирская непосредственность. Все его чувства, волнения, тревоги, всё это было отражено на его лице, и говорило за него без слов.

+1

14

Незнакомец по имени Ани, похоже, не лгал. У Луи отлегло от сердца: его драгоценная Клодия в безопасности. Но и слишком расслабляться не стоило: если и вправду у любого вампира есть враги, то и у них с Клодией они рано или поздно могут появиться.
- Если мне предложат стать человеком, - серьёзно отвечал Луи, - то, безусловно, я на это соглашусь. И Клодия для меня в этом вряд ли станет препятствием: если будет когда-нибудь найден способ превращать вампиров обратно в людей, то, я уверен, сама Клодия первой им и воспользуется. Она очень переживает из-за того, что навсегда застряла в теле ребёнка, а превращение в человека стало бы для неё возможностью повзрослеть не только внутренне, как сейчас, но и телесно. Что же до меня, то... я хочу увидеть голубое море. Такое, каким оно было во времена моей юности, когда истории о вампирах я считал суеверными выдумками. Странно: по солнцу я почти не скучаю, а вот голубое море запало в душу.
Возможно, стоит теперь попробовать вызвать на откровенность собеседника? Ведь сам он так многое разузнал о Луи в течение этого недолгого разговора.
- А что ответили бы вы, если бы вам предложили стать человеком? - спросил Луи, стараясь не отводить взгляда от гипнотических, как ему казалось, глаз Ани. - Согласились бы или отказались? И что для вас стало бы причиной согласия или отказа?

0

15

- А став взрослее физически, захочет ли она дожить свои дни до конца, как человек, или предпочтёт снова стать такой, как ты или и я? - всё же это был человек в теле вампира, да и Луи тут скорее ведомый.
Ведь за весь наш разговор он так и не заговорил о себе, не ответил ни на один из моих вопросов. И не ответил о своих планах, если или когда он окажется совершенно один.
- Видимо ты так привязан к Клодии, что не видишь себя без неё. Я встречал несколько пар бессмертных, вроде нас с тобой, у кого-то эти отношения были родитель-ребёнок, а у кого-то и как у любовников. Но все они на время или навсегда расставались. Если вы с ней пока не разлучались, то наступит время, и вы так же решите разойтись. И я более, чем уверен, что инициатива будет исходить от Клодии. Либо вас разлучит тот или иной случай. Я это говорю исходя из собственных наблюдений, - с лёгкой и ироничной усмешкой произнёс я. - Например, Клодию могут похитить без каки-либо условий и связи с тобой. Это так...мои предположения. А ты, Луи, всё так же сентиментален, мечтаешь о том, чтобы увидеть то, что можно увидеть на картинах или где ещё, например, в театре, но что совершенно бесполезно с практической точки зрения.
Я коснулся своей рукой, точнее её тыльной стороной, щеки Луи. Затем мои пальцы спустились вниз, коснувшись губ. И на этом исследование его тела прервалось.
- А что мешает тебе увидеть голубое море, скажем, ночью, при свете Луны? Или ты так жаждешь увидеть Солнце, что тебя не влечёт красота Ночи? - тихо рассмеялся я. - Это желание того, кто ослеп и лишь поэтому хочет увидеть дневное светило. Ты - не вампир. Ты просто ослепший человек, в отличие от которого ты видишь не абсолютную тьму, но Ночь. Это говорит о том, что ты не до конца прожил то, что тебе отпущено. Насладись этой жизнью, как человек. Делай то, к чему тебя тянет. Проживи так, как хотел бы прожить будучи человеком. И лишь как только твой человек внутри тебя умрёт, то увидишь Ночь такой, какой вижу её я. Увидишь, и, надеюсь, сможешь полюбить. Ибо Истинная Ночь - прекрасна.

+1

16

Ани был прав, безоговорочно прав. Получи Клодия человеческое тело, способное взрослеть, - вряд ли она захочет встретить старость и принять смерть. Наверняка будет уговаривать его остаться вампиром, чтобы, как только сама она станет совершенной во всех отношениях молодой женщиной, Луи смог превратить её снова в вампира! И что тогда станет делать он? Ответ один: согласится, чтобы его дочь жила вечно. А Клодия потом встретит другого бессмертного и покинет его, Луи, навсегда, поскольку все дети рано или поздно покидают своих родителей.
Выходит, что даже появись когда-нибудь лекарство, способное превратить вампира в человека - самому ему суждено остаться вампиром навсегда. От этой мысли сжалось сердце.
- Вы правы, - с трудом выговорил он. - Правы во всём... Клодия не захочет остаться человеком навсегда, а это значит, что мне придётся навсегда остаться вампиром... хочу я этого или нет.
Ани внезапно коснулся его щеки, губ. По телу у Луи словно пробежал электрический разряд. Это не было похоже на любовный экстаз, который ему довелось испытать когда-то с Розой. Лишь ощущение чистой силы, которую, словно сосуд, вмещало в себя тело древнего вампира.
- Вы говорите, что мешает мне увидеть голубое море в театре, - на этот раз голос его заметно дрожал. - Тогда я вас спрошу: если бы вам предложили увидеть семь чудес света на картинах, в театре или воочию - что бы вы выбрали? Наверное, не театр и не картины. А луна даёт свет, но совсем не тот, благодаря которому море превращается в голубое. Я это знаю - когда я путешествовал по Средиземному морю, оно всегда было для меня чёрным.
В ушах вновь и вновь отдавалось: "Что ты будешь делать без Клодии?" Но на этот вопрос Луи не мог ответить даже самому себе, просто предпочитал об этом не думать. Где уж тут ответить незнакомцу!
Был, правда, тот, кто наверняка рад будет вновь его увидеть, случись ему и вправду остаться одному. Но увидеть и позволить остаться насовсем - это вовсе не одно и то же.

0


Вы здесь » Подлунный мир » Эпизоды с древних времён по XIX век » Нежданно-негаданно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC